forever in love

(no subject)

После вчерашнего развлечения в стиле "Я ничего не понимаю, что ты написала", то есть, моей т.н. конструктивной беседы с мастером по кинодраматургии, на меня сошло настроение легкого остракизма. Отпихивая оное ногой то правою, то левою, затачивала внутри-внутри-внутри свой уникальный личностный клинок. На помощь пришел Бродяга Кенсин из "Самурай Икс". У Кенсина был особенный меч и супер-особенный стиль, которые делали его самым сильным воином. Но когда противники видели его меч в первый раз, они смеялись, мол, разве можно кому-то навредить таким мечом. И Кенсин смеялся вместе с ними. А потом - раз!-фигак!-фигак! - и все валяются.
Вдохновляет меня еще и то, что мангу для одного из самых любимых мною аниме-сериалов, ее создатель Нобухиро Вацуки (фамилия и имя легко трансформируются в нечто прекрасное, как только в эти звукосочетания входят русскоязычные смыслы) соорудил в возрасте 22-23 лет и далее, она стала одной из самых популярных. Сейчас человеку 44, а он уже давно кумир моего сердца и мозга, конечно. Веселые картинки и мультики - лучший рецепт от всего.
forever in love

(no subject)

Есть вещи, к которым, несмотря на кажущийся негатив, нужно проявлять уважение. В их числе, например, закрытые двери.
forever in love

Илья Кормильцев

Бедная птица.
Я не помню как звали этот маленький город
Я не помню в каком это было столетье
Но я взял тебя в руки как бедную птицу
Которую ранили глупые дети

Я нашептывал сказки про далекие страны
Я хотел тебе сделать хоть немного приятно
Я тебе обещал что вернусь через месяц
Хотя знал что уже не приеду обратно

Как мы делаем больно
Тем кому дарим небо
И за сладкие речи
Нам придется стыдиться
И в груди моей клетка
А в ней вместо сердца
Бьется крылья ломая
Эта бедная птица

Я пил сладкие вина чтобы смыть эту горечь
Забывал все что было начинал все сначала
Но на мягких постелях не узнал я покоя
Потому что во сне эта птица кричала

В странном месте где тени снова встретят друг друга
После долгой дороги после жизни постылой
Одного попрошу я у доброго Бога ≈
Чтобы бедная птица
Меня простила

Как мы делаем больно
Тем кому дарим небо
И за сладкие речи
Нам придется стыдиться
И в груди моей клетка
А в ней вместо сердца
Бьется крылья ломая
Эта бедная птица
forever in love

художник расширяет общественное сознание

Мы постоянно говорим о форме. Какую форму придать сцене, какой сформировать кадр, как сформулировать высказывание. Форма должна быть как будто узнаваема, то есть социализирована - понятна другим настолько, насколько хватает смелости художника. При этом ясно, что тот же социум жаждет чего-то новенького. Такого же, как старенькое, только новенького. Художник же, если он идет от себя, а не от угождения кому бы то ни было и чему бы то ни было, не будет изучать все, что есть, чтобы сделать как-нибудь эдак, по-особенному. Он идет из своей души, которая проявляется через движения его жизни. Потому что нет ничего более нового и более старого, чем жизнь, непрекращающаяся и постоянно двигающая свое густое, разнообразное тело вперед. Даже если условия бытия нашей Галактики изменятся под влиянием внешних факторов и время станет стремительно двигаться в обратную сторону, а пространство сжиматься, жизнь все равно будет продолжаться и прогрессировать. И в этом ее постоянная суть, которую можно трактовать и как неизлечимо старое, и как невообразимо новое. И чтобы почувствовать своими грубыми телами это движение, или хотя бы ощутить его - что на еще более низком физиологическом уровне - нам нужна форма. Иначе нам кажется, что мы размыты в пространстве, которое само по себе не имеет движения.
И вот мы готовы видеть и воспринимать форму - рамки, в которых нечто заключено, границы между чем-то и чем-то. Потому что по-сути, на физическом уровне мы способны воспринимать и различать только эти границы. Мир целиком - слишком сложный, такой сложный, что кружится голова. А если разбить на маленькие кусочки, приблизительно напоминающие друг друга, в нем еще как-то можно разобраться. Если смотреть на мир через эти кусочки, всю жизнь можно заниматься собиранием одинаковых пазлов. Можно наслаждаться этим, и даже быть признанным мудрецом через это наслаждение. Самое крутое для ощущения формы, высшее - найти формулу, с помощью которой можно объяснить, описать, понять любой жизненный процесс. Многие считают это формулой максимального успеха, триумфом человеческого разума.
Разум разрабатывает законы, находит формулы, ограничивает. Разум не может существовать без границ, ему обязательно нужно ощущать себя, чтобы быть частью жизни. Потому что жизнь может существовать без него, а он без жизни существовать не может. "Я мыслю, значит существую", - это говорит мыслительная машина, а не живое существо, в которое она встроена. Но вместе с тем это говорит и живое Существо, которое обнаружило несамодостаточность бесплотной формы.
Итак, мы постоянно ищем новые формы. Одним из важных условий принятия этих форм является красота. То, что красиво - мы принимаем радушно, что некрасиво - принимаем со скрипом, или отторгаем. Разум и здесь не ушел далеко - он задает формулу красоты любого явления, то есть Read more...Collapse )